В Ростовской области, по мнению учёных, не осталось рыбы

313
В Ростовской области, по мнению учёных, не осталось рыбы
На сайте donnews.ru появилась статья Сергея Деркачёва, которую мы, как СМИ про рыболовство, не могли не процитировать!
Статья чрезвычайно важная, несущая глубочайший смысл,над которой стоит задуматься каждому!!!

Под угрозой исчезновения даже тарань

Проблема с наличием и пополнением рыбных запасов в Ростовской области имеет ужасающие масштабы, рассказал на заседании морского совета при правительстве региона руководитель Азово-Черноморского филиала ФГБНУ «ВНИРО» («АзНИИРХ») Николай Господарёв.

— Вы спрашиваете меня где рыба. И, как это ни прискорбно, рыбы нет. Она катастрофически исчезает. Речь именно о наших исконных видах — судак, тарань, рыбец, чехонь, — заявил Господарёв, отметив, что выражает общее мнение научного сообщества, а не своё личное. Хотя речь скорее всего идёт именно о промышленном рыболовстве.

По словам Господарёва, в Азово-Донском районе воспроизводство водных биоресурсов находится на самом низком уровне за всю историю. Однако проблема уходит корнями ещё в середину 20 века, а именно 1952 — 1955 годы, когда на Дону был вырыт Волго-Донской канал.

— Но тогда понимали, что если забираешь воду, то нерест не будет проходить. А потому строили рыбоводные заводы, которые должны были воспроизводить рыбу, — говорит Господарёв.

Всего в Ростовской области при СССР было построено 7 таких заводов. Сейчас более-менее работает только один — Семикаракорский. Остальные обанкротились или «дышат на ладан». В частности, по факту уничтожены два крупнейших воспроизводственных предприятия региона — Кулешовское НВХ и Сусатско-Донское рыбоводное хозяйство.

— Мы в Ростовской области сегодня выпускаем 5 — 6 млн частиков {частиковые или, по другому, промысловые породы рыб} вместо изначальных 415 млн. И 1,5 млн осетровых вместо проектных 21 млн. То есть пополнения ресурсов у нас просто нет, — говорит Господарёв.

В АзНИИРХ подсчитали, что вред, причинённый рыбному хозяйству от потери нерестового фонда, только на Нижнем Дону составил более 51,3 млрд рублей в ценах 2016 года. А влияние хозяйственной деятельности человека на геологическую среду экосистем Нижнего Дона и Азовского моря по своим масштабам и результатам «достигает значений, соизмеримых с природными экзогенными геологическими процессами, а, в некоторых случаях, даже превышает их».

— Рыбы нет, — повторяет Господарёв. — Судака, осетровых и чехонь мы запретили ловить, шемая в Красной книге. Запас тарани подходит к границе, за которой промысел также может быть запрещён. Вылов рыбца и леща исчисляется несколькими тоннами. В 1956 году в Азовском бассейне добывали 300 тысяч тонн рыбы в год, сейчас не ловим и 3 тысяч.

При этом, говорит руководитель АзНИИРХ, его институт вполне может развернуть ситуацию. Именно силами учёных в Дону возродилась шемая и сейчас даже идут споры о том, не пора ли её исключать из Красной книги. Однако для того, чтобы начать такую масштабную работу, говорит Господарёв, его институту нужно госзадание.

— Если рыба нужна, то назначьте ответственного за неё человека, — обратился он к губернатору Василию Голубеву. — Тот придёт ко мне и скажет, что нужна рыба, а я скажу что для этого нужно. Мы даже покажем, где взять финансирование. Заключим договор — правительства Ростовской области поставит задачу, мы дадим план работ и через 3-4 года рыба начнёт восстанавливаться.

Глава региона в свою очередь признал, что проблема существует и решать её надо начинать немедленно. Он попросил Господарёва до конца недели подготовить на его имя письмо с конкретными предложениями по выправлению ситуации. Его текст Голубев обещал обсудить лично с министром сельского хозяйства РФ Дмитрием Патрушевым, встреча с которым у губернатора намечена на следующую неделю.

Автор: Сергей Деркачёв

Понравилось? Поделись!

Читайте также: